Приветствую тебя, мой читатель!

Если тебе (Вам) понравились мои тексты, заказывай (-те) что-нибудь для себя!
Жду писем: kuliginavera@gmail.com
Сейчас занимаюсь проектом чудо-радио.рф

четверг, 8 февраля 2018 г.

Новое детство. Письмо второе


Мне кажется, что-то не так. У меня. Со мной. У других – иначе. У Юльки, например, - у нее красивые вещи, она знает о мальчиках много. Ей мама рассказывает. Юлька нас просвещает. Я не очень интересуюсь. Так. Случайно если. Просто она чаще рассказывает, когда мы на физкультуру переодеваемся. Интересное. Мама – медик у неё.

Ещё про прыщи. Я запомнила – нужно выбирать для своих детей мужчину, чтобы у него не было. Прыщей. И тогда у детей не будет. Зачем я это запомнила? Я же не хочу детей. Я не такая! Мне вообще это не интересно. Нет, Юлькины рассказы – интересно. Про замуж – не интересно.

А девчонки белые платья хотят, фату. А меня тошнит от этого. Я не хочу. Почему? Со мной что-то не так?



Я вязать люблю. У меня целая сумка клубочков. Всяких. Они перепутались, я их распутывать не хочу – отрываю. Тяну до последнего, пока тянется – потом рву. Нитка на конце, где порвано, тонкая, будто до конца сопротивлялась.

Зачем я про прыщи слушаю? У меня же нету. Знаю! Юлька – авторитет. Её все в рот смотрят. Она образованная. Ну, то есть, знает то, чего другие не знают. И одета хорошо. Я говорила.
Я – плохо одета. Но меня это не волнует. И меня не слушают. Я – не авторитет. От меня лучшая подруга к другой ушла. Было больно. 



Я потом поняла – почему. Мне стыдно из-за этого. Это из-за бутербродов. Мы их под лестницей ели. Это ее бутерброды были. У меня – не было. Мне не давали. Не специально, конечно, - просто нечего было дать. А она делилась. Не жалела. И конфеты у нее были особенные. Как снежинка. Она их напополам  для нас делила. Но я не из-за конфет с ней дружила. Точно не из-за конфет. Но к другой она ушла, скорее всего, из-за них. Теперь ей не надо делиться. А мне больно.

Мы на танцы вместе ходим. Так получилась. К нам приходила хореограф. Или как там ее. И позвала в один клуб. Я пошла. И моя подруга. Бывшая. Тоже пошла. С новой подругой. А я – одна. Хотя переодеваемся вместе. И все так странно и неловко. Я в самый конец встаю в зале. У меня никогда пары нет.



У меня одежда для танцев – не очень. Сейчас модно танцевать в лосинах и рубашке. Я нашла старую в клеточку, но в ней попу видно, а нужно, чтобы не видно. И лосины у меня с заплатками. Но мне это все равно. Я просто люблю танцевать.

А еще у меня бусы из янтаря. Просто у меня зоб, и маме сказали – это помогает. Вот и ношу. А когда выступали, нужно было снять, а я не сняла. Как? Они завязаны на леску. Ровно по шее. А девочки мне потом что-то вроде бойкота устроили. Я не поняла, почему. Может, и не из-за бус.

А после танцев домой страшно возвращаться. На трамвае – нормально. Или пешком по улице. А в подъезде – жуть! Всегда лампочки выкручены. Темно. Я на второй этаж взлетаю на одном дыхании. И - спиной к дверям. Стою. Глаза закрою и дрожу. Пока не откроют. Зачем лампочки выкручивают?



А потом танцы кончились. Из-за денег. Их не было у родителей. Их ни у кого не было. А про бутерброды у моей подруги мама говорила – что у нее папа нерусский, умеет зарабатывать. А почему мой не умеет? В общем, за танцы платить было нечем. И я больше не ходила.

А сейчас хочу помечтать. Что бы было, если бы у моих родителей деньги были? И все другое было?

Я бы, наверное, танцы не бросила. И одежду другую купила. Ой.

Я же вру. Мне это все совершенно не нужно. Одежда. Танцы. Ну, то есть нужно, конечно, но я могу и пережить. Я это сейчас поняла. Все равно у меня все хорошо, потому что у меня есть папа, мама и сестренка. И воспоминания о бутербродах под лестницей.


Не хочу мечтать про деньги. Не интересно. 

Комментариев нет:

Отправить комментарий